добрушка, коняшка, коньчик, светик

только должно казаться

ТОЛЬКО ДОЛЖНО КАЗАТЬСЯ


Сигарета была последней. Он долго сидел в кресле, просто держал сигарету в зубах, не прикуривая. Уже одно это говорило, что что-то идет не так. В постоянной спешке обычно прикуривает одну за другой, сам того не замечая, без отвлечения от основного дела. А здесь – ждал.

На столе пятилитровая пустая канистра из-под питьевой воды. Такая же пустая, как сигаретная пачка. Тот же вопрос и про жизнь – что в итоге остаётся?

Потянулся к зажигалке и заметил, на столе их две. Какое-то время медлил, не решаясь, какую взять. Чертыхнулся и схватил ближнюю. Сейчас даже в мелочах досадная нерешительность.

Рассматривал низкое небо за окном, пока курил. Не видел неба. Ничего не видел, кроме себя. Взгляд блуждал по линиям, пятнам, а в голове так же нескончаемо поток мыслей. Их витиеватое русло стало спокойнее, течение тише, вспомнилось, что у диких рек такое бывает с приближением к водопаду.

Поднял взгляд на приглушенный жалобный звук за окном. Это в зоопарке неподалеку от дома заунывно кричала птица. В крике чувствовалось тоскливое страдание. О чем была её боль, важно ли, если в конце-концов это боль живого существа? Снова прокричала. Песня её уже была знакомой, но тревога появлялась каждый раз, через это напоминание приходили задавленные мысли.

Закрыл глаза и поёжился от глупой образности, очередной крик птицы напомнил первые ноты песни битлз – «and I love her». Песня про любовь, но её музыка на любовь никогда не была похожа. Сквозь нежное слышится потаенность нехорошего, тоже словно припоминание об опасном.

Когда сигарета кончилась, не знал, что делать дальше. Такое теперь часто.

Смотрел на пустую канистру. Оставшиеся капли собрались на пластиковых боках в серебряные точки. Из-за жары созвездия таяли на глазах. Глядя на эти капли, он чувствовал, что и от него совсем не осталось. Будто кто-то сторонний наблюдает за тем, что осталось в существующем от персоны, и будто этот кто-то сейчас не нашёл, на что смотреть, ничего не обнаружил. Только верно исчезающие капли на пластиковой стороне пустой канистры.

Он попытался отыскать хотя бы отголосок ощущения «я», всё ещё продолжающийся в тишине, но импульс, вызывавший самость, уже сравнялся с тишиной. А если бы ничего не было, это значило бы, что нет и боли. Но боль-то была.

Вспомнилась древняя техника, рассвобождающая сознание: нужно перечислять ощущения от жизни, каждый раз повторяя формулу «Я – это не...» с завершениями по поводу каждого пункта. Я – это не моя боль, я – это не мой страх, я – это не моё тело, я – это не мои надежды, имя, прошлое, опыт, будущее... В этой игре нельзя говорить единственное – «Я – это не я...», потому что это изначально неправда.

«Я это не...» – начал он и замолчал.

Тишина длилась.

Что отсечь, называя не «я»?

Я – это не то, что вижу. Я - это не то, по поводу чего тревожусь. Я – это не материя, не жизнь, не существование, не движение вперёд, не честность, не сравнения, не оценки, не падения, не надежда, не настоящее, не собранное, не теряющее, не будущее, не небо, не замкнутость, не версии, не угадывание, не анализ, не молчание, не вечность, не начало, не пустота, не тайна, не неправда, не правда, не выход, не интеграция, не расстояние, не тишина...

Вдруг показалось, что всё это отрешение – ментальное самоубийство. Но нет, это так только должно казаться.

Это мысль была заключительной – «это так только должно казаться».

И всё началось снова.
добрушка, коняшка, коньчик, светик

в их союзе

В ИХ СОЮЗЕ


Человек проснулся. До того, как посмотреть на часы, почувствовал, что уже вечер. Голова тяжелая, в мышцах тоже медленная тяжесть. Этот сон забрал себе двадцать часов, - долг, который человек копил несколько дней.

Он сел на своей постели.

Тишина. За плотно задернутыми шторами в квартиру тянется вечернее солнце. Всё вчерашнее тоже будто за шторами и тоже тянется.

Человек вспомнил, что на вчерашнем выступлении было много людей, как после завершения он долго шёл по ночным улицам. Всё недавнее ощущалось далеким, как если бы накануне он напился. Но никакого алкоголя вчера не было. Была только усталость, хоть и крепкая.

Ещё вспомнился цветок.

Цветок был огромным, как его тревога, но гораздо красивее: семь раскрывшихся бутонов, крупные лепестки, нежный цвет. Человек пересекал парк, когда остановился возле лавочки и решил провести несколько минут под фонарями. Цветок стоял в урне. Человек курил, рассматривая светлые лепестки, остро сужавшиеся к окончаниям, широкие листья с тёмными линиями продольных жил. Из-за цветка урна переставала быть урной, в ней уже угадывалась эстетика, цветок включал композицию в их союзе.

Это дорогие лилии. Как они могли оказаться здесь, остаться брошенными? Лист свеж, бутоны, не смотря на жару, раскрыты почти на полную. Это значит, что еще недавно цветы стояли в воде. Самое простое– она не пришла на встречу. Неинтересно. Лучше, если пришла. Он подарил цветы, незнакомка возвращалась домой, но ей нечего было сказать супругу, потому она оставила лилии в парке. Особа она, по-видимому, сентиментальная, а значит мнительная, так что цветы не стала оставлять где попало, поставила в урну ровно так, как они могли стоять в вазе. Тоже не слишком хороший вариант, - иначе, отчего это она шла среди ночи по пустому парку одна?

Человек направился к парковым воротам. Цветы взял с собой. Нёс их, обернув в ставший ненужным из-за жары пиджак. Хотел скрыть от взглядов случайных встречных. Но центральные улицы города всё равно были пусты.

Сквозь утренний сон человек почувствовал её осторожный поцелуй. Шепнула: «Спасибо за цветы». Человек потянулся в ответ, хотел сказать, что это не ей, что это не... Но не нашёл нужных слов, чтобы объяснить. Едва проснувшись, человек смотрел на неё. Красивая и легкая она собиралась уходить и торопилась, хотя время позволяло ещё одну чашку кофе. Она всегда торопится.

Кредитор сон явился вновь, как только щелкнул замок входной двери. Он остался один и снова засыпал, в первых переходах сна ещё слышал удаляющееся цоканье её шагов за дверью.

Теперь был вечер. Человек сел на своей постели. Здесь, в комнате с плотно закрытыми шторами, он ощущал запах лилий, хотя вчера оставил их на кухне в высокой вазе. Нити запаха сочились через полуприкрытую дверь.
добрушка, коняшка, коньчик, светик

стихотворение - ЦЕРКОВЬ И ФОТОАППАРАТ

ЦЕРКОВЬ И ФОТОАППАРАТ


Дружила церковь с фотоаппаратом.
Он марки Nikon. Эй это близко.
В час тихий раскрасневшего заката
Беседа их всегда текла легко.

- Ваш мир из области вещей. - Она шептала.
- Вы тоже вещь. - Он говорил в ответ.
И вспышка между ними расплескала
Белесый свет.

Однажды в разговоре ненароком
Она его обидела, сказав,
Что суть его - эрзац живого ока.
В ответ он ей: - А вы эрзац забав.
Когда в России опиума мало,
За ним приходят к храму от вокзала.

При чем здесь опиум, ей было непонятно,
Не понимала, отчего вокзал...
И плачущую церковь в час закатный
Он с удлинённой выдержкою снял.

И чтобы отношения спасти,
Ей прошептал:
- Прости, прости, прости...

Простила его церковь, согласилась
И в следующий кадр уместилась.

03, 2012
добрушка, коняшка, коньчик, светик

[ за разговорами ] - чешуйка

        чешуйка времени
        ЗА РАЗГОВОРАМИ



        *из затемнения*

        - Давайте обсудим, ретроспектива пусть будет.

        - Каким был этот год? Чем был лучше тот год?

        - Да, анализ...

        - Чем этот?

        - Вот ту запись мы делали минут на двенадцать, у нас до этого был сюжет «Деды морозы». Потом делали видео «Верочка». У нас Паша был Верочкой, правая рука Паши была Таня, которая пряталась по правую руку под столом, и Юра был левой рукой. Мы поставили два йогурта перед Верочкой. И Верочка сидела, ела двумя руками тот йогурт, ложкой – правой и левой рукой. А в это время на заднем плане обсуждали в микрофон поведение Верочки её папа и мама – Алена и Дендери.

        - Самое интересное, что на видео руки были разного размера. Верочка-девочка, а руки... Не только с папой, который заваливается на неё.

        - Я тогда, помню, полез под столом прямо во время записи говорить ребятам, чтобы они интенсивней действовали... Я пробирался под столом и наткнулся на Филю, который там сидел. Филе взбрело в голову, что я что-то не то делаю. Он вскочил, начал лаять и рычать, не пускает меня к ним. Эти разговаривают, идёт запись, я под столом рыдаю от смеха, собака тупит и рявкает...

        - Может, вслух что-то будем читать? Помнишь, сказки ещё такие были?..

        - Ну...

        - Их можно по ролям прочитать. Кто-то возьмёт берег, кто-то решетку.

        Collapse )
добрушка, коняшка, коньчик, светик

ВЕЧНЫЕ, ВЕЧНЫЕ, ПЬЯНЫЕ, ПЬЯНЫЕ

        прямая стенограмма :: уничтожение ЧСВ через тупак
        ДВА ПОХОЖИХ ЧЕЛОВЕКА

        [  я  ]  и  [  с е в е р  ]



        в нашу редакцию прислали жестяную коробку с кинопленкой. с посылкой вложением шла просьба: ни в коем случае не использовать малокультурное содержимое кинопленки в качестве публикации.

        мы подумали, подумали...

        во-первых, обещаний никаких мы никому не давали. во-вторых, надо проучить этих двоих пьяниц хотя бы угнетением чувства собственной важности. сдействовать хотя бы такой публичной терапией.

        сами виноваты.



        * * *

        [ КАМЕРА ВКЛЮЧАЕТСЯ ]

        *в кадре странное;
        *слышны нетрезвые голоса:

        - Тут две бутылки.
        - Одну доставай.
        - А какую?
        - Да любую доставай.
        - Какую?
        - Да любую!
        - Уже снимаешь? А, простите...
        - Да уже идет запись. Да, просто запись и всё. Просто мы сидим и передаем вам привет.
         - Это видео видит не кто иной, как ты.
        - Да хар… Харош!
        - Что, опять пафос?
        - Ну «видят все». Кто это видит? Кто это включил, тот и видит!
        - Знаете, пока это видим только мы вдвоём. Вот он и я.
        - Да.
        - Больше никто.
        - Ну, правда, мы видим это потому, что это сейчас на большой плазме проецируется.
        - Да, мы видим себя на телевизоре и…
        - Не показывай, им всё равно, где это находится.
        - Хорошо. Я пока открою бутылку шампанского.
        - Да, он пока открывает шампанское…
        - Пока я открываю, он скажет…


        Collapse )
добрушка, коняшка, коньчик, светик

поля разума

        КУРЫ ПОШЛИ В ГЕГИПЕТ
        ПОЛЯ РАЗУМА



        Рабочему завернули руки, нагнули его. И он покорно пошел, куда толкали.
        Довели до вагончика на колесах, запихнули в распахнувшуюся дверь.

        Мишка склонил голову. Он держал сигарету возле лица, но всё не торопился прикуривать. Сейчас он посмотрел на меня и спросил:
        - А как свиней убивать, знаешь?
        Спросил так, будто проверял, поморщусь ли я. Я не поморщился. Тогда он помягчел, чиркнул зажигалкой и через секунду выдохнул серый дым. Приготовился говорить что-то.

        В вагончике рабочего проволокли к дальней стене. Бросили в углу возле стержней. Тут же выбежали, не дав опомниться. Но он и не думал бежать. Не сопротивлялся. Просто лег, закрыв небритое лицо дрожащими грязными руками.
        Дверцу захлопнули.

        Мишка сказал:
        - Свиньей бьют, не могу терпеть.
        - Не убивал сам? – Спросил я.


        Collapse )
добрушка, коняшка, коньчик, светик

про байма - ХОЗЯИН ДОЖДЯ

        п р о щ а н и е
        ХОЗЯИН ДОЖДЯ


13.73 КБ

        - Байм, что, опять включил автоответчик?
        - Что? Я не понял, что?

        (убавляет громкость)

        «Дэо» сворачивает к обочине и останавливается рядом с огромным зданием. Оно высокое как небо.
        Байм отпускает руль.
        - Бог мой, как же надоело. Двести километров по скучным улицам только за сегодня.


        * * *


        Collapse )
добрушка, коняшка, коньчик, светик

мультфильм - КОРАБЛИ


         КОРАБЛИ

         короткий сценарий
         анимационного фильма

         11.38 КБ
         На берегу по-микробному копошатся толпы людей в синей военной форме. Люди готовят парусный боевой корабль с синим флагом. Суетятся комично, роняют ядра, шарахаются от невпопад выстрелившей пушки.
         На другой стороне залива точно такая же толпа маленьких людей, но только в красной форме, так же неловко ведёт себя.
         Вот от берега синих отправляется военный парусный корабль с синим флагом.
         От берега красных – с красным.

         Люди на обоих берегах стоят, затаив дыхание, следят за несущимися навстречу друг-другу кораблями.

         Корабли встречаются на середине. Тормозят, еле снизив скорость и от этого оба неуклюже кренятся.
         Красный, словно спотыкается и неловко семенит на месте, стараясь удержаться на плаву.

         Синий отворачивается и паруса вздрагивают, будто бы он хихикает.
         Красный медленно отплывает и одним из поникших парусов сконфуженно чертит по воде.
         Синий подплывает поближе, отчаянно машет бизань-мачтой (задней самой, значит).
         Красный опасливо отплывает в сторонку. Потом заинтересованно приближается. Корабли замирают друг рядом с другом. Затем красный бросается в сторону. Синий – вдогонку. Какое-то время они кружат, играя в догонялки. И вот уже синий улепетывает, а красный мчится вслед.
         На высоких волнах корабли подпрыгивают, играют в чехарду.

         Плывут наперегонки.

         Брызгаются.

         Пританцовывают на волнах.

         И всё больше отдаляются от залива и растерянных людей.
         Заигравшихся кораблей – с синим и красным флагами - прячет горизонт, над которым застыло доброе солнце.

         КОНЕЦ
добрушка, коняшка, коньчик, светик

ПРИКОСНОВЕНИЕ (Байм)


         ПРИКОСНОВЕНИЕ

         [ из цикла "знамечательное время" ]


         "...Здравствуйте. Это Байм. К сожалению сейчас я не могу подойти к телефону. Оставьте ваше сообщение после сигнала, а я обязательно прослушаю и свяжусь с вами. А вот и сигнал..."

         - Байм, возьми трубку... Байм!

         пы-пы-пыры-пы-пы...

         Ба-а-а-айм, ты дома, или вправду нет?.. Не действуй мне на нервы. Ты же должен быть дома!..


         Collapse )
добрушка, коняшка, коньчик, светик

стайлиш клоTH


         у меня есть такая штука, как толстовка такая, белая и с длинными рукавами из стилизованно жестковатой ткани. называю её "лунная". недавно спросили, как насчёт того, чтобы сделать её интереснее. я согласился, отдал в руки мастера. через несколько дней мне её принесли и подарили. на ней - лунной - во всю грудь было вот это:




         зовут, кстати, этого персонажа К О Н Ь Ч И К.